Филологи подсказали, что очень интересно бывает взять и разобрать еду, которая упоминается в сказках! Что такое сусеки, какого размера в действительности был Колобок, зачем на самом деле сажали детей на лопате в печь... Стоит только погрузиться в тему, и такое открывается!

Сам Колобок в народной сказке говорил про себя следующее: «Я по коробу скребен, по сусеку метен, на сметане мешен, да в масле пряжен». Что все это значит? Историк, специалист по фольклору Элина Ченчикова говорит, что в разных регионах варианты колобков могли быть свои — от чего-то примерно шарообразного типа пирожков до маленькой плоской лепешки. Существовал и роскошный, царский вариант.

Но в сказке явно речь шла о версии для бедных. Рисуют Колобка обычно внушительных размеров, но правда в том, что он был не больше кулака — ведь бабке пришлось мести по сусекам (так на Руси называли деревянные ящики для хранения муки), то есть буквально собирать последние остатки. Да и в печи его не пекли, «пряжен на масле» — это значит пожарен. На вкус он был, по современным меркам, вероятнее всего, довольно скучен. Если готовить сейчас (ну, например, чтобы развлечь детей), надо чем-то обогащать!

Ну а могла ли Колобка съесть лиса? Вообще, эти животные не прочь полакомиться чем-то хлебобулочным — подтверждает москвичка Влада Ким, которая уже три года держит дома лиса по имени Мун. Наше угощение лис очень даже оценил, даже крошки подобрал. Так что лиса вполне могла съесть главного героя сказки — доказано экспериментально! Да и сами колобки, а точнее кОлобы, реально существовали. Еще в «Росписи царским кушаньям» 17 века упоминается такое блюдо.

Ну а вариант из ржаной муки и без начинки, видимо, был уделом бедных. Вообще, «Колобок» — не единственная сказка, в которой фигурирует небогатая крестьянская еда. Вот, например, «Каша из топора»: «Солдат взял топор, положил его в горшок, налил воды и давай варить. Варил, варил, потом попробовал и говорит: – Вкусная каша получается! Вот только бы крупы немного положить!» Из чего на самом деле могла быть эта каша?

Готовить ее мы отправились в музей «Доронино» – увлеченный историей директор Владимир Петров воссоздал здесь быт прошлого с точностью до мелочей. Даже топор – настоящий из 17 века. Реконструировать так реконструировать! Заливаем инструмент водой, добавляем самую, наверное, популярную у русских крестьян крупу — пшено — солим и ставим в печь томиться.

Но мы на слово верить не будем и все же проверим в лаборатории, а не выделилось ли из топора чего вредного. Опасных тяжелых металлов мы там не нашли, а вот немного железа в кашу попало — только здоровью это не поможет.

Понятно, конечно, что все это шутки, и в самой сказке топор служил орудием борьбы со скупостью, а не пищевым ингредиентом. Но сам образ настолько яркий, что он регулярно вдохновляет кулинаров. Например, шеф-повар Игорь Гришечкин делает кашу из модной зеленой гречки с белыми грибами и томлеными говяжьими щечками. И добавляет топор — из масла!

Надо сказать, что жадная бабка в сказке не случайно не хотела делиться с солдатом – крестьяне в основном жили впроголодь, особенно в годы скудных урожаев.

Отсюда, например, и «молочные реки, кисельные берега» — кстати, кисель изначально был не напитком, а плотной, сытной, отнюдь не сладкой едой — из гороха или овса.  

Вот и главной героине сказки “Гуси-Лебеди” всюду чудится нескончаемая волшебная еда: “Бежит молочная речка, кисельные берега. "Речка-матушка, спрячь меня!" — "Съешь моего киселика!"” Но как берега могли быть из киселя, ведь он же жидкий — скажет современный человек. А вот и нет – раньше на Руси это был вовсе не напиток.

Ну а вот нечто совсем невообразимое — как вы думаете, откуда взялся сюжет о Бабе Яге, которая хочет изжарить в печке детей?

Педиатр Владислав Зяблицкий говорит, что когда-то и правда была такая практика: младенцев привязывали к хлебной лопате и отправляли ненадолго в теплую (ни в коем случае не горячую!) печь. Считалось, что это прибавит новорожденному здоровья. Причем традиция сохранялась кое-где еще в советские времена.

Понятно, конечно, что все это было очень приблизительно и совершенно без гарантии успеха. То, о чем мы рассказали — лишь небольшая часть удивительных фактов о еде из сказок.

В сказке про Алису упоминается, например, пудинг: «Черная Королева посмотрела исподлобья и произнесла: «Знакомьтесь! Пудинг, это Алиса. Алиса, это Пудинг. Унесите пудинг!» И слуги тотчас же схватили Пудинг со стола, так что Алиса даже не успела ему поклониться». В разных переводах книги Кэрролла иногда упоминается, что десерт был из слив. Шеф-повар Андрей Забелин уверен, что на самом деле речь идет о традиционном английском пудинге с изюмом или черносливом.

Изучать традиционные английские угощения можно и по книгам о Гарри Поттере. Там ведь фигурируют не только конфеты со вкусом ушной серы или козявок! Некоторые, казалось бы, совершенно фантазийные блюда имеют вполне реальные корни. Вот, например, «сливочное пиво» напоминает то, что действительно пили во времена Тюдоров.

Другое сказочное блюдо с европейскими корнями обрело большую популярность и в реальной жизни — это пряничный домик. Традиция родилась в Германии после выхода сказки братьев Гримм «Гензель и Гретель», где брат с сестрой находят в лесу съедобный дом: «Подошли дети ближе, видят — избушка-то не простая: она вся из хлеба сделана, крыша у нее из пряников, а окошки — из сахара». Понятно, что это был символ идеального благополучия в вечно голодном мире. В итоге на праздники теперь так делает весь мир!

Мечта о богатстве и изобилии нет-нет да и проскальзывает и в восточных сказках! Жена башмачника просит мужа принести ей кунафу с пчелиным медом, а когда у того не хватает на десерт денег, злится и бьет его.

Сегодня медом никого не удивишь, а вот сочетанием других ингредиентов в этом блюде — очень даже. Например, в Турции традиционную сладость готовят из смеси сыра и сливочного масла, нагревая их на медленном огне, пока не образуется золотая корочка, а сверху поливают сахарным сиропом и украшают фисташками и сливками.

Сказка, как известно, ложь — но и намеки в ней тоже надо уметь видеть. Историки кухни вытягивают свои ниточки, специалисты по одежде или оружию — свои. И все это помогает понимать, как жили раньше — и, наверное, еще больше ценить то, что сейчас большинству из нас все-таки не приходит в голову мечтать о еде. Младенцев не сажают в печь, а лечат средствами современной медицины. Это прогресс, за который мы должны быть благодарны ученым, инженерам, изобретателям — тем, кто двигает мир вперед и творит настоящие чудеса.


Выражаем благодарность нашим друзьям и партнерам за помощь в подготовке этого сюжета:

Владе Ким и лису Муну за дегустацию Колобка.

Историку, сотруднику Государственного исторического музея Элине Ченчиковой, а также Московской библиотеке №82 за помощь в проведении съемок.

Семье шеф-повара Виктора Белея и ресторану “Uhvat” за проведение съемок.

Директору музея “Доронино” Владимиру Петрову.

Врачу-педиатру, зав. педиатрическим отделением Детской Клиники ГКБ им. В.В. Виноградова Владиславу Зяблицкому.

Историку кухни Павлу Сюткину.

Очаровательной Бабе-Яге за участие в исторической реконструкции.

Николаю Вайтману, Софье Тучиной, Полине Немцовой и Павлу Левковцу за магический рецепт сливочного пива, а также “Министерству Магии” за помощь в проведении съемок.

Шеф-повару Андрею Забелину.

Начальнику отдела надзора по гигиене питания управления Роспотребнадзора по Московской области, Надежде Раевой.

Шеф-повару Игорю Гришечкину.

Блогеру Яне Кио за невероятные пряничные дворцы.